100-летие Русского исхода

Это была трагедия. Она выплеснула за пределы Родины лучших её сыновей. От Российской Империи были отрезаны её природные части: Прибалтика, Польша, Финляндия.

Это было похоже на то, что произошло в 1991-м году. Советские республики вдруг стали заграницей, а русские, живущие там, — гражданами второго сорта.

То же самое сто лет назад почувствовали русские в эмиграции. Они оказались на чужбине — странниками, изгнанниками. Но там они сумели сохранить русский дух, русское слово. Сохранить для нас ту Россию, которую мы потеряли.

Мы скорбим о том, что случилось сто лет назад. Мы знаем, кто ответственен за «красный террор». Он был интернациональным. Да и после революции Коминтерн был фактически выносным правительством Советского Союза. Это была международная интернациональная революционная организация. Которая ненавидела всё русское, ненавидела династию Романовых. Ненавидела Российскую Империю. И поставила своей задачей её уничтожение.

Сто лет назад из Крыма ушли части Белой армии, а с ними старики, женщины и дети. Они не смогли уберечь Россию от красного террора. Не смогли по многим причинам. Это и отсутствие боеприпасов. И предательство союзников, выбравших большевиков, согласных на разделение России. Но главное – никакой героизм на поле боя не выиграет войну, если у полководцев нет цели. Вожди Белой армии, за редким исключением, были «февралистами». То есть поддерживали измену Царю. Это не ставит их в ряд с красными. Красные были хуже – они ненавидели не только Царя. Они ненавидели и Церковь, и саму великодержавную Россию.

Нам, потомкам красных, а затем советских граждан, есть в чем покаяться. Но и белым есть в чем. В том же самом. В клятвопреступлении. Весь народ давал Царю присягу перед Богом. Но не многие верные её сдержали. Большинство из них полегли на полях Великой войны — многие, чистые сердцем, погибли в Гражданскую. Кто-то эмигрировал, кто-то до конца дней своих уже в СССР каялся в этом клятвопреступлении в молитвах.

Мы никогда не узнаем, сколько точно их было. Но с горечью должны признать: их было меньшинство. А мы, потомки большинства, должны принести покаяние перед Богом. Именно перед Богом. А не красные перед белыми или наоборот. Принести покаяние в измене наших предков Помазаннику Божиему.

Без этого покаяния не будет возрождения России. Это главный урок Русского исхода, который мы должны извлечь хотя бы через сто лет.

Константин Малофеев, заместитель главы Всемирного русского народного собора