В России вступил в силу обновленный закон о религиозных объединениях

Документ, в частности, запрещает возглавлять религиозные группы и участвовать в их деятельности лицам, подозреваемым в финансировании терроризма

Изменения в российском федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях», запрещающие для отдельных лиц быть руководителем, участником религиозной группы, вступают в силу с 3 октября.

Речь идет о Федеральном законе № 68-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», который был принят весной и подписан президентом России Владимиром Путиным в апреле нынешнего года.

Документ, в частности, запрещает возглавлять религиозные группы и участвовать в их деятельности лицам, подозреваемым в финансировании терроризма и в действиях которых суд обнаружил признаки экстремистской деятельности. Аналогичный запрет устанавливается для иностранцев и лиц без гражданства, в отношении которых принято решение о нежелательности их пребывания и проживания в России.

По мнению опрошенных ТАСС экспертов, изменения в законе с одной стороны помогут защитить верующих и национальную безопасность страны, а с другой — при его реализации могу возникнуть проблемы, связанные с соблюдением прав законопослушных членов религиозных объединений.

Профилактический характер закона

Первый заместитель председателя Синодального отдела Русской православной церкви по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ, доктор политических наук Александр Щипков считает, что обновленный закон носит профилактический характер. «Закон просто не будет допускать лиц, совершающих противоправную деятельность, к управлению религиозными организациями и участию в них. Потому что религиозную организацию они используют как «крышу». Во-вторых, они вводят в заблуждение добропорядочных верующих граждан, которые являются членами этой организации и не подозревают, что их руководители могут быть преступниками. Таким образом, этот закон направлен, с одной стороны, на защиту национальной безопасности России, а другой — на защиту добропорядочных верующих, которых могут использовать в неблаговидных, преступных целях», — пояснил ТАСС Щипков.

Он уточнил, что закон направлен на то, что ограничить участие в религиозных объединениях лиц, о которых известно, что они занимаются легализацией, отмыванием денежных средств, доходов, полученных преступным путем, или доходов, связанных с финансированием терроризма, в некоторых случаях — для лиц, в действиях которых выявлены и доказаны признаки экстремистской деятельности. «Или же речь идет об иностранном гражданине, имущество которого или средства которого заблокированы в связи с подозрением на противоправные действия, в первую очередь на действия, связанные с пособничеством терроризму», — добавил Щипков.

По его мнению, российское законодательство, касающееся деятельности религиозных организаций и объединений, в настоящее время является «очень либеральным», поскольку позволяет иностранным гражданам возглавлять религиозные организации и группы. Обновленный закон лишь ограничивает участие некоторых групп иностранцев в деятельности таких организаций и групп. «В ряде стран иностранным гражданам — с иностранной пропиской, подданством — вообще не разрешается руководить религиозными организациями. У нас такого положения нет, и наше законодательство в этом случае очень либеральное», — подчеркнул Щипков.

Возможные проблемы при реализации закона

Российский религиовед, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин предположил, что при реализации обновленного закона могут возникнуть проблемы. В частности, могут пострадать законопослушные верующие.

«То есть полицейский приходит и видит: там что-то происходит — какая-то религиозная деятельность. Также, как и миссионерская деятельность — он если видит, что что-то проповедуют, это все и есть миссионерская деятельность. Соответственно, любая проверка документов в этой группе может потенциально выявить какого-то человека, из-за которого пострадает вся религиозная община. Исходя из того, как написан закон, я думаю, что тут тоже он [полицейский] не будет вставать на сторону верующих, лидеров объединений и общин, которые не знали о том, что к ним в группу, в мечеть, в дом молитвы, на чтение священного писания какого-либо пришел такой «темный» человек», — пояснил ТАСС Лункин.

Также может возникнуть проблема определения состава общины, объединения или группы, считает религиовед.

«Как правило, у православных, скорее всего, есть какой-то состав приходского актива, но не во всех приходах это есть. У протестантов, особенно у баптистов, есть списочных состав крещеных членов церкви, которые ходят на богослужения. Но это внутренний документ, то есть он не предоставляется органам, власти. Органы власти по конституции не вправе запрашивать такие внутренние документы. Соответственно, для того чтобы выявить участника, члена, который, например, у мусульман или у протестантов, читает запрещенную литературу, то выявить такого участника может только совершив рейд с полицией», — отметил Лункин.

Об основных конфессиях

Данные нововведения закона коснуться деятельности традиционных религиозных организаций России, пояснили в Духовном управлении мусульман России.

«Данные поправки никак не касаются религиозных организаций, поскольку в отношении религиозных организаций данные ограничения уже ранее были прописаны в федеральном законе. Это коснется религиозных групп, которые создаются без образования юридического лица, теперь данные ограничения будут распространяться и на религиозные группы», — говорится в сообщении, поступившем в ответ на запрос ТАСС. Это же подтвердили агентству и в Синодальном отделе Русской православной церкви по взаимоотношениям церкви и СМИ.

ТАСС